ЛАУРА ИСАЧЕНКО | 1 ФЕВРАЛЯ 2019

ИНТЕРВЬЮ С ТАО АСТЬЕ

ИНТЕРВЬЮ С ТАО АСТЬЕ

ЛАУРА ИСАЧЕНКО | 1.02.2019
ИНТЕРВЬЮ С ТАО АСТЬЕ
ЛАУРА ИСАЧЕНКО | 1.02.2019
ПОДЕЛИТЬСЯ ТЕКСТОМ
Совсем недавно в нашем кинотеатре состоялся показ документального фильма «Путь на восток», посвященного путешествию молодых французских художников по Европе в поисках новых впечатлений, опыта и знакомств с творческими людьми из разных стран.

Наша подруга Лаура Исаченко побеседовала с Тао Астье - главной героиней и идейной вдохновительницей картины - о впечатлениях от поездки и России в целом, о дальнейших планах и будущих проектах.
Художница Тао Астье из Франции, преодолевшая расстояние от Ренна до Санкт-Петербурга на скейтборде.
Как возникла идея фильма «Путь на восток»?
Идея снять фильм появилась непосредственно вслед за самой идеей проекта. Изначально я планировала делать все одна. Однажды два парня спросили меня, чем я собираюсь заниматься дальше, и я рассказала им про свой план отправиться в Россию. Когда мы случайно встретились пару недель спустя, у нас появилась идея снять все на камеру и сделать что-то вроде art documentary.
Это было коллективное решение или все-таки твоя задумка?
Я была идейным вдохновителем этого проекта. Ребята тогда монтировали какой-то небольшой фильм и думали, чем бы клевым еще заняться. Мы решили сделать что-нибудь вместе: снять мое путешествие и поэкспериментировать с документированием перфомансов.
Что для тебя, как художника, было самым сложным?
Самым сложным оказалось донести свою идею, когда приходится работать с разными людьми и на разных позициях. Контролировать весь процесс было намного сложнее, чем рисовать в какой-то глуши, после целого дня на скейте под палящим солнцем и почти без воды. Иногда трудно было сохранить нить повествования.
В фильме есть какой-то моральный посыл?
Думаю, каждый может найти в нем что-то свое. Я сделала этот фильм, исходя из своих личных представлений и убеждений. Я не стараюсь преподать кому-то урок или научить жить, но если этот фильм сможет возбудить у зрителя какие-то эмоции, неважно, положительные они или негативные, то для меня это будет очень ценно. В этом отчасти и поэзия фильма – люди, их чувства и возможность этими чувствами делиться. Это возможность, которую можно испытать, и ты никогда не знаешь наверняка, но, может быть, сможешь прийти к чему-то умиротворяющему и разумному.
Оглядываясь назад, что ты думаешь о времени, проведенном в путешествии и съемках?
До сих пор странно думать об этом. Показывать фильм, говорить о том, как все это было. Невозможно передать, было столько всего, чего-то очень личного и каких-то важных открытий. Я могу сказать наверняка, что это один из самых важных моих проектов. Я столько всего испытала и познакомилась со столькими людьми, которые открыли мне много нового.
Ты когда-нибудь думала об этом как о побеге или своего рода эскапизме?
Нет, я никогда не смотрела на это как на эскапизм или что-то подобное: я была там, где должна быть, и как никогда чувствовала себя на своем месте. Дорога – это мой жизненный путь. Возможно, для меня это самое важное в проекте. Я не размахиваю никаким флагом. Я хочу делиться, быть свободной, узнавать что-то новое и обрести счастье. Это все помогает менять мир и быть услышанным.
Есть какой-нибудь фильм, который тебя вдохновил на создание этого проекта?
Нет, все вдохновение меня охватывает непосредственно в процессе самой работы. Я не очень люблю планировать и забегать вперед, я просто делаю то, что чувствую, я должна сделать сейчас. В целом, стараюсь не поддаваться сиюминутным впечатлениям и держаться нейтральной стороны
Есть какой-нибудь режиссер, с которым ты можешь себя соотнести?
Нет, я действую совершенно интуитивно, не думаю, что обладаю безмерно большим зрительским опытом. Я привыкла ни на что не оглядываться.
Временами фильм становится очень поэтичным. У тебя был какой-то плейлист, который настраивал тебя на определенную волну?
Да, музыка была со мной весь этот путь. Мне нравятся традиционные цыганские мотивы, как у «Loyko» или «Les Yeux Noirs». Ирландская музыка «The Dubliners»: «The champion at keep them rolling» была моей утренней песней. «Mister Johnson» вдохновила меня на перфоманс, который я делала в Берлине: каталась одна среди полей несколько дней, и эта музыка в моих наушниках давала мне ритм, чувство было сумасшедшим. «The road is my religion» Гвина Аштона и «Valley of hate» Just Luv – для меланхоличного настроения, а альбом «Fuzz» группы Fuzz просто создан для всех сумасшедших скейтеров. Tinariwen, группа из Сахары, которая решила использовать для борьбы музыку вместо мачете и пушек, но это не главное, эти парни создают необыкновенный блюз, смешанный с традиционной музыкой Touareg. Одна из моих любимых композиций – «Aghregh Medin»
Как ты думаешь, существуют ли серьезные различия между молодыми людьми по всему миру или мы все питаем похожие страхи и надежды?
Ну, зависит от того, с какой стороны посмотреть: в общих чертах да, мы примерно одинаковы: беспокоимся о своих делах и надеемся, что судьба не будет к нам жестока.

Но если мы копнем глубже, то окажется, что существует много различий между западно- и восточноевропейскими людьми: наша история заставляет фокусироваться на разных вещах, хороший пример – жители Прибалтики и французы. В Прибалтике все хотят «открыть себя внешнему миру», расти, обмениваться… Во Франции молодые ребята пытаются понять, должна ли страна принимать все больше и больше людей, должна ли французская культура прекратить быть такой открытой или это естественное явление для этой части мира с давних времен. Можно привести другой пример: различия между Россией и Нидерландами, Германией, Францией в вопросах экологии, которую многие жители России не считают особо важной. В Европе почти все сходят с ума от так называемого неэкологичного поведения, бла-бла-бла. Правительство досаждает нас кучей правил, которые должны соблюдать компании и так далее. Это кажется полезным, но такое большое количество тупых правил просто сжигает мозг, поэтому в России я чувствую себя свободнее, это трудно объяснить.

Что ты знала о России до своего приезда?
Все знания о России, которыми я обладала на тот момент, были получены в университете, где я изучала русский язык, культуру и смежные науки, плюс то, что ты можешь узнать от людей или из интернета. Иными словами, можно сказать, что я вообще ничего не знала о России. Почти все, что я видела или читала про русскую культуру, оказалось полной чушью. Это стало ясным только по приезду.
Были у тебя какие-то ожидания?
Я ожидала меньшего количества торговых центров и всяких ужасных западных штук. Также я ожидала другой погоды, более холодной летом, и больше странных военных парней вокруг, как ошибочно думают в моей стране. Я видела полицейских и солдат, но не намного больше, чем в других странах.
Что тебя больше всего удивило в Санкт-Петербурге?
Очень чистые улицы, как в Прибалтике. Города во Франции ужасно грязные в сравнении с ними. Еще я почти не пила водку, вы точно знаете об этом стереотипе, так что когда я спросила своих русских друзей, где, черт возьми, водка, то они ответили: «Забудь об этом и пей бурбон». Я, конечно, везде встречала водку, но не видела людей, по крайней мере, молодых, пьющих ее в барах в большом количестве. Еще я точно помню большую разницу между автомобилями, теми, что подороже, и теми, где вместо сидения может быть деревянное кресло.

И, конечно, самое милое в русских, это насколько они вежливы с девушками, это абсолютно несравнимо с французами – они напрочь забыли, что значит галантность.

Чувствовала ли ты какую-то меланхолию в городе?
Да, я слышала об этом несколько раз в России, но я думаю, то же самое есть во всех городах мира: в Париже, Лионе, Агадире, в Марокко, в Мюнстере, в Германии, Лондоне… Людям скучно везде, но я соглашусь, что в России это чувство легко заметить, возможно, легче, чем в других местах.
Что тебе понравилось, а что разочаровало в Санкт-Петербурге и России в целом?
Мне не нравится в России то, что попасть туда достаточно тяжело, да еще и дорого, а люди постоянно говорят: «Не оставайся тут, жизнь должна быть лучше». Я умираю как хочу поехать в Сибирь! Сложно рассуждать о России, побывав только в Петербурге, Москве и Пушкине и между ними. В России классные люди: они честные, им есть что сказать, и они интересно мыслят. Я вижу в них правду и глубокую душу, иногда страдающую, но все же непоколебимую, очень мощную. Я люблю язык, лица, манеру общения и веру в дружбу…
Возникало ли у тебя во время съемки фильма ощущение, что ничего не получается и ты просто тратишь свое время впустую? Когда ты чувствовала себя уязвимой или сомневалась, что помогало тебе не падать духом?
Больше всего я сомневалась в том, остаться ли мне со съемочной группой или продолжить все самой. Также был момент в Латвии, когда я сомневалась, ехать ли мне дальше. Правда ли я нашла, что искала? Иду ли я правильным путем? Но все эти сомнения потом развеялись благодаря желанию добраться до России, увидеть все своими глазами и сдержать свое слово дойти до конца.
Какие у тебя сейчас планы? Есть идеи для новых проектов?
Сейчас я в Бретани, лечу ногу, которую я повредила, когда каталась на скейтборде в Москве в сентябре после чемпионата.

В марте я отправлюсь в плавание, мой следующий проект будет на воде. В следующем году я буду учиться управлять парусным судном и затем отправлюсь в кругосветное путешествие. Посещу какие-нибудь острова, посмотрю на мир и людей с океана. Снова жду новых ощущений, впечатлений и обмена опытом.

Instagram Тао: instagram.com/tao_indra/
Интервьюер: Лаура Исаченко
Редактор: Вика Воробьева, Лена Черезова
Понравился материал?
ПОДЕЛИТЬСЯ ТЕКСТОМ
Поддержать «Кинотексты»
Любое Ваше пожертвование поможет развитию нашего независимого журнала.
Made on
Tilda