НАСТЯ РОМАНОВА | 19 ДЕКАБРЯ 2021

ПРОШЛОЙ НОЧЬЮ В СОХО: ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ДАУНТАУН

Путешествие в чарующие 60-е, которое в один миг превращается в настоящий кошмар, выходящий за пределы грез

ПРОШЛОЙ НОЧЬЮ В СОХО: ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ДАУНТАУН

НАСТЯ РОМАНОВА | 19.12.2021
Путешествие в чарующие 60-е, которое в один миг превращается в настоящий кошмар, выходящий за пределы грез
ПРОШЛОЙ НОЧЬЮ В СОХО: ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ДАУНТАУН
НАСТЯ РОМАНОВА | 19.12.2021
Путешествие в чарующие 60-е, которое в один миг превращается в настоящий кошмар, выходящий за пределы грез
ПОДЕЛИТЬСЯ ТЕКСТОМ
Режиссеры: Эдгар Райт
Страна: Великобритания
Год: 2021

Эдгар Райт, пожалуй, наиболее известен как комедийный режиссер, а его трилогия о «Трех вкусах Корнетто» принесла ему много страстных поклонников в начале карьеры. Совсем недавно он начал расширять свой кругозор, демонстрируя впечатляющий диапазон жанров и стилей. Всего за четыре года режиссер совершил огромный скачок от музыкального триллера (!) до музыкального фильма ужасов. «Прошлой ночью в Сохо» постоянно оглядывается назад, — уж больно ясно видны отсылки к хоррорам 60-х Романа Полански, Николаса Роуга и, конечно же, Альфреда Хичкока. Громкий, затянутый и местами абсурдный, — Райт как всегда умело балансирует на грани между китчем и эстетизмом.

Действие фильма происходит в наши дни. Робкая девушка Элоиза приезжает в Лондон изучать моду. Первые дни в общежитии университета даются ей непросто, поэтому героиня переезжает в съемную комнату, расположенную в оживленном квартале. На новом месте ей начинают сниться реалистичные сны, в которых девушка переносится в чарующие 60-е и наблюдает за жизнью эффектной певицы Сэнди. Постепенно сны становятся интереснее реальности, однако всего в один миг они превращаются в настоящий кошмар, который выходит за пределы ночных видений.

САМОЕ ДЛИННОЕ МУЗЫКАЛЬНОЕ ВИДЕО

«Прошлой ночью в Сохо» — это история о ностальгии по культовому десятилетию, которое оказывается не таким романтичным, как его представляет современное поколение. Сперва создатели фильма очаровывают невероятной атмосферой ночного Сохо, — здесь каждый угол освещен яркими вывесками, в барах звучат веселые песни, алкоголь льется рекой, а пары спешат занять танцпол. Кажется, что в мире нет более атмосферного места, манящего ослепительными прожекторами и новыми знакомствами. Лишь какое-то время спустя мигание неоновых ламп переходит в зловещее мерцание, чарующие улыбки превращаются в хищные усмешки, а безграничные возможности оборачиваются ловушкой.

Интересно, что фильм начался не со сценария, а с плейлиста Эдгара Райта. Режиссер годами собирал любимые композиции, которые со временем вдохновили его на создание ностальгического хоррора (в картине звучат песни поп-дуэта Peter and Gordon, рок-группы The Kinks и соул-певицы Дасти Спрингфилд). Несмотря на разнообразие саундтрека, самым запоминающимся номером становится выступление Ани Тейлор-Джой с песней «Downtown» (это кавер на композицию, которую в 1964 году исполнила британская певица Петула Кларк). А само название фильма, «Прошлой ночью в Сохо», отсылает зрителя к одноименной песне, записанной в 1968 году бит-группой Dave Dee.

КИНЕМАТОГРАФ И ГОРОДСКИЕ ЛЕГЕНДЫ

Обыгрывая тему путешествия главной героини во времени, Эдгар Райт вдохновлялся фильмами ужасов, которые снимали в Лондоне: «А теперь не смотри» Николаса Роуга и «Отвращение» Романа Полански. Не случаен выбор места действия: район Сохо, где сосредоточены развлечения: клубы, пабы и публичные дома. У лондонцев давно ходят слухи о призраках и духах, живущих в квартале красных фонарей. Более того, за столицей Англии закрепилась репутация одного из самых густонаселенных призраками городов в мире. Они живут здесь веками, рассказывают о темных страницах английской истории. Привидения стали неотъемлемой частью городских легенд и мифов. А сами жители настолько к ним привыкли, что с удовольствием рассказывают о встречах с ними.

«У Сохо всегда была сомнительная репутация. Ковент-Гарден ведь совсем близко, и, начиная с XVIII века, Сохо стал превращаться в средоточие порока. Еще в 20-х годах XIX века Тереза Баркли открыла на Голден-Сквер свой первый бордель, который специализировался на садо-мазохистских услугах. Особенно популярна там была порка, или, выражаясь по-научному, флагелляция», — напоминает Кэтрин Арнольд автор книги «Город греха. Лондон и его пороки». По ее словам, в XX веке Сохо стал знаменит прежде всего своими стрип-клубами. Средоточие секс-индустрии привело к росту преступности: сутенеры, гангстеры. Полиция в 60−70-е годы нередко брала взятки, так что даже власть, пытавшаяся контролировать ситуацию в районе, была подвержена коррупции.

«Сейчас уже много, конечно, вычищено и выглядит довольно стерильно после грандиозной операции зачистки, типа той, которую в Нью-Йорке в 90-е годы провел тогдашний мэр города Рудольф Джулиани. Теперь это всего лишь бледная тень прежнего Сохо», — сетует автор.

«БУМАЖНАЯ МОДА» И ПЛАТЬЕ ИЗ ГАЗЕТ

Не случаен и выбор профессии главной героини — модельер. Элоиза из маленького города (общины) Редута, приехав в Лондонский колледж моды, который известен своими знаменитыми выпускниками (Александр Маккуин и Стелла Маккартни) и площадками для экстравагантных перформансов (концерт Sex Pistols в 1975-м), теряется на фоне своих одногруппниц-фэшн-икон. Однако здесь стоит остановиться на идеологии феномена моды 60-х годов, которыми так увлекается Элоиза. До 60-х высокая мода, какой ее изображал тот же Vogue, была уделом обеспеченных и элитарных кругов. Мамы, бабушки и дочери зачастую выглядели одинаково в зависимости от того, к какому социальному слою относилась их семья. Вещи, созданные модельерами, не подразумевали практичности и универсальности, они были сложноскроенными и сковывающими движения. Впрочем, это никак не противоречило образу жизни клиенток модных домов. Но на смену им пришла молодежь 60-х, поколение с активной жизненной позицией, вдохновленное битниками и бунтарями 50-х, которое хотело отличаться от родителей всем, в том числе внешним видом, а заодно и носить удобную одежду. Появился запрос на практичный и модный гардероб.

Мода на синтетические волокна плавно переросла в тенденцию создавать одежду из материалов, ранее использовавшихся в совсем иных целях. Дизайнеры экспериментировали с материалами, изготовлявшимися для космических скафандров, спортивной одежды и военной формы. Модели дефилировали по подиумам в одежде из винила и дакрона, которая на фоне консервативной парижской моды предыдущих десятилетий выглядела сверхоригинально и даже революционно. Эксцентричность предложенных дизайнерами нарядов считалась плюсом. Для многих 1960-е прошли под девизом: «Чем безумнее — тем лучше!». Наряду с «пластиковой» и «виниловой» тенденцией в этот период в мире моды протекал и «бумажный бум».

В 1966 году в США фабрика Скотта помимо бумажных предметов обихода стала выпускать и одежду. Бумажные модели создавались в двух расцветках: черно-белых и желто-черно-красных. Коллекцию назвали «Взрыв цвета» и рекомендовали менять при помощи ножниц, а чинить, используя лист бумаги. Надевать подобное платье можно было до пяти раз, а продавались модели «бумажной» моды в специальных магазинах. Производители представляли новые костюмы как воплощение блестящей новаторской идеи и произведение современного искусства.

Идея «бумажной» моды, выросшая из авантюрной идеи дизайнера Эльзы Скиапарелли, которая случайно обратила внимание на бумажные шапочки моряков в Копенгагене — вызвала шум, отголоски которого до сих пор будоражат воображение молодых модельеров. Триумфальное возвращение (и одновременно первый крупный скандал) случилось в 2000 году, благодаря Джону Гальяно, который тогда возглавлял Dior. В своей знаменитой кутюрной коллекции сезона весна/лето 2000 он использовал газетный принт, украсив одежду изображениями реально существующей International Herald Tribune и вымышленной Christian Dior Daily. Позже он признался, что вдохновлялся идеями 20-х годов, когда была мода на балы, где бедняки одевались богачами и наоборот.

Фильм «Прошлой ночью в Сохо» — это безумный карнавал, канун Дня Всех Святых, когда призраки прошлого выходят на улицы, чтобы станцевать последний макабр и спеть лакримозу по самим себе. Безумный карнавал цвета, света, тьмы и отличной музыки. Это фильм о взрослении и утраченных иллюзиях, о принятии себя и мира во всем его многообразии. И в конечном итоге, это милая, знакомая, но совсем не добрая, а скорее средневековая версия истории о селфмейд Золушке, которую нам рассказал сказочник Эдгар Райт.

Редактор: Лена Черезова
Автор журнала «Кинотексты»
Понравился материал?
ПОДЕЛИТЬСЯ ТЕКСТОМ
Поддержать «Кинотексты»
Любое Ваше пожертвование поможет развитию нашего независимого журнала.
Made on
Tilda