геннадий гусев | 6 НОЯБРЯ 2021

ДУРНОЕ ВОСПИТАНИЕ: ЛЮБОВЬ И СТРАСТЬ

Ироничная и самоироничная, интимная и постмодернистская, красочная и противоречивая чувственная мелодрама Педро Альмодовара о путешествиях по закоулкам памяти

ДУРНОЕ ВОСПИТАНИЕ: ЛЮБОВЬ И СТРАСТЬ

ГЕННАДИЙ ГУСЕВ | 06.11.2021
Ироничная и самоироничная, интимная и постмодернистская, красочная и противоречивая чувственная мелодрама Педро Альмодовара о путешествиях по закоулкам памяти
ДУРНОЕ ВОСПИТАНИЕ: ЛЮБОВЬ И СТРАСТЬ
ГЕННАДИЙ ГУСЕВ | 06.11.2021
Ироничная и самоироничная, интимная и постмодернистская, красочная и противоречивая чувственная мелодрама Педро Альмодовара о путешествиях по закоулкам памяти

— А если я не верю в ад, то больше не боюсь. А без страха я способен на все.

Из фильма «Дурное воспитание»

ПОДЕЛИТЬСЯ ТЕКСТОМ
Режиссер: Педро Альмодовар
Страна: Испания
Год: 2004

«Дурное воспитание» пленяет хичкоковскими мотивами, почти детективной интригой, аллюзиями на классические голливудские нуарные ленты и сладостно-томительной атмосферой вечного праздника.

История начинается в Мадриде в 1980 году. Молодой режиссер Энрике Годед (Феле Мартинес) находится в творческом кризисе — он никак не может найти вдохновение для своего четвертого полнометражного фильма. Но когда кинематографиста посещает симпатичный молодой человек, который утверждает, что является его старым приятелем Игнасио (Гаэль Гарсиа Берналь), все меняется.

Некоторое время назад Игнасио взял творческий псевдоним Анхель и начал карьеру актера. Он показывает Энрике свой рассказ и хочет, чтобы текст лег в основу новой ленты постановщика. В произведении Игнасио повествует о своих детских годах жизни и в том числе о времени, проведенном с Энрике.

Чем дальше развивается сюжетная линия, тем более запутанной выглядит история. Мастерски закручивая интригу, Альмодовар создает «фильм в фильме». Его герои оказываются совсем не теми, за кого себя выдают.

При просмотре ленты непременно задаешься вопросом: все происходящее — тягостное воспоминание, неслучившаяся картина Энрике или нелепая выдумка?
В одной из начальных сцен Энрике говорит Игнасио: «Нет ничего менее эротичного, чем актер, ищущий работу». В этих словах кроется сермяжная истина — занятый своим ремеслом артист наиболее сексуален.

Протагонисты живут в своих фантазиях и грезах. Все их проблемы и виктории — следствие потакания желаниям. И Энрике, и Игнасио находятся в плену эмоций; они познают мир через чувства. Молодые люди — эмпирики, не желающие идти на компромиссы с самими собой. Самый мощный источник их знаний — субъективное восприятие действительности.

Режиссер рассуждает о любви: эгоистичной, лживой, искренней, противоречивой. Как взаимосвязаны между собой любовь и страсть? Как зарождается любовь? Можно ли ради этого сильного чувства пожертвовать самым дорогим, что у тебя есть? Вот лишь немногие вопросы, волнующие автора.

«Дурное воспитание» — личная лента для Альмодовара. Это признает и сам постановщик, рассказывая о фильме: «В школе я испытал чудесные и ужасные вещи, о которых раньше не рассказывал. Меня вдохновляет многое из того, что я видел и интуитивно ощущал. Когда я говорю, что это не автобиографическая история, это значит, что я не рассказываю свою жизнь. Но я говорю о вещах, которые очень близки и важны для меня».

В этом контексте особое значение приобретают сцены в католическом интернате. Мальчишки Игнасио и Энрике учатся, играют, дружат и впервые узнают, насколько жестокими могут быть люди.
Сексуальное насилие директора интерната падре Маноло (Даниэль Хименес Качо) в отношении Игнасио переворачивает мир ребенка с ног на голову.
Выдумка и реальность сливаются в диком противоестественном танце, а вокруг все слепит насыщенностью цветов, яркостью интерьеров, показной аляповатостью одежд героев, отсылками к поп-арту 60-х. «Сталкивая» противоположные цвета (теплые красные и желтые — с холодными синими и черными), Альмодовар выносит внутренние и внешние конфликты героев на визуальный уровень.

Несмотря на подобную стилистику, «Дурное воспитание» многое заимствует из голливудских криминальных драм 40-х-50-х годов. По крайней мере, на смысловом уровне.

Так, манипулятивный Игнасио выступает в роли femme fatale. А остающийся почти всегда равнодушным и циничным Энрике походит на канонических персонажей Хамфри Богарта и Берта Ланкастера. Полная тайн и недосказанности история о дружбе и любви лишь утверждает в этом мнении. В совокупности с яркой картинкой такой ход делает из постановки фарсовое произведение, не лишенное, однако, лиризма и психологического подтекста.

«Дурное воспитание» — история невинной чистой любви и путешествие в наполненное загадками прошлое, осторожное исследование самого себя и доказательство известного латинского выражения «Vita brevis ars longa». Ведь все герои фильма играют: в еще не снятой киноленте, друг с другом, с отражением в зеркале, с жизнью.

Также картина автора «Все о моей матери» и «Возвращения» — это завуалированное обращение к самому себе. Энрике Годед — ранний Альмодовар. На стене в кабинете персонажа висит постер одной из лент режиссера, а история о жизни мальчиков в интернате полнится самоцитатами.

Кино чарует участников действа (вымышленных и реальных героев постановки), но не приносит ничего, кроме неприятностей. Израненные души Игнасио и Энрике не могут обрести покой при помощи иллюзии — все их чаяния на лучшую участь обречены разбиться о рифы серой обыденности. Соблазнительный вымысел оказывается ничуть не лучше рабочих будней.
Так как события истории разворачиваются в 80-х, нетрудно усмотреть в этом критику Мовиды — мадридского культурного движения, которое как раз и пришлось на первые годы творчества режиссера. «Дурное воспитание» «декламирует» отказ от прошлых форм и провозглашает устремление к новым идеям — Педро Альмодовар не был бы самим собой, если бы не снял такой сложноустроенный фильм с очень простой, по сути, мыслью.

Но где были бы Альмодовар и другие участники Мовиды, если бы не обаяние дней минувших, тягостных, но прекрасных?

Редактор: Лена Черезова

Автор журнала «Кинотексты»
Понравился материал?
ПОДЕЛИТЬСЯ ТЕКСТОМ
Поддержать «Кинотексты»
Любое Ваше пожертвование поможет развитию нашего независимого журнала.
Made on
Tilda