геннадий гусев | 9 ЯНВАРЯ 2021

ПОБЕГ ИЗ НЬЮ-ЙОРКА: БИТВА ЗА СВОБОДУ

Небанальный взгляд на образ главного героя, вестерн как вдохновение и судорожные поиски пути к свободе

ПОБЕГ ИЗ НЬЮ-ЙОРКА: БИТВА ЗА СВОБОДУ

ГЕННАДИЙ ГУСЕВ | 09.01.2021
Небанальный взгляд на образ главного героя, вестерн как вдохновение и судорожные поиски пути к свободе
ПОБЕГ ИЗ НЬЮ-ЙОРКА: БИТВА ЗА СВОБОДУ
ГЕННАДИЙ ГУСЕВ | 09.01.2021
Небанальный взгляд на образ главного героя, вестерн как вдохновение и судорожные поиски пути к свободе

— Идет война, Плискин. Он нужен нам живым.

Да плевать я хотел на вашу войну… и на вашего Президента.

Из фильма «Побег из Нью-Йорка»

ПОДЕЛИТЬСЯ ТЕКСТОМ
Режиссер: Джон Карпентер
Страна: США, Великобритания
Год: 1981

Все мы привыкли к тому, что киногерои спасают мир, будь то Джон Макклейн из «Крепкого орешка», Индиана Джонс из одноименной франшизы, Нео из «Матрицы» или Джеймс Бонд из популярного шпионского цикла. Но если в режиссерском кресле оказывается Джон Карпентер, с особым пиететом относящийся к фильмам категории B режиссер, стоит ожидать небанального взгляда на привычные образы положительных персонажей.

В одном из самых знаменитых своих фильмов «Побег из Нью-Йорка», сценарий к которому Карпентер написал совместно с Ником Каслом («Капитан Крюк», «Август Раш»), постановщик поместил в центр сюжета Боба «Змея» Плискина (Курт Рассел) — бывшего оператора спецназа, героя Третьей мировой войны, ставшего преступником.

Мужчине приходится выполнять ответственную миссию по вызволению из плена президента с территории превращенного в огромную тюрьму строгого режима острова Манхэттэн. У него есть двадцать четыре часа, чтобы осуществить задуманное. Если Плискин не уложится в отведенное время, то вживленные под его кожу микрокапсулы взорвутся, убив носителя.

Но «Змей» спасает мир вопреки своему желанию. Он поставлен в непреодолимые условия и вынужден действовать, соблюдая придуманные власть имущими правила игры.

Завязкой картина «обязана» Уотергейтскому скандалу. Карпентер решил, что политический кризис можно изобразить не только в виде разговорных драм («Вся президентская рать», «Фрост против Никсона»), но и как постапокалиптический боевик с двусмысленной моральной составляющей.
Источник кадров (для всех): kg-portal.ru/movies/escapefromnewyork/images/
Особое внимание режиссер уделил визуальной стороне ленты. Частичным вдохновением для этого послужил вышедший за семь лет до премьеры «Побега из Нью-Йорка» криминальный боевик «Жажда смерти» с Чарльзом Бронсоном в главной роли. В своем произведении Майкл Уиннер показал Нью-Йорк начала семидесятых в виде опасных каменных джунглей, где выживает сильнейший. Карпентер усилил это ощущение в своей работе.

Такого эффекта постановщик сумел добиться благодаря скрупулезной работе над геометрией пространства и композицией кадра (выделение в кадре главных героев при помощи света, тени и направляющих линий, соблюдение правила «золотого сечения», комбинация искусственного и естественного освещения, обилие средних и общих планов), неторопливой манере повествования (много внимания уделяется знакомству зрителя с местом действия) и внутрикадровому монтажу. Интересно, что на съемочной площадке помощь команде Карпентера оказал Джеймс Кэмерон. Он занимался спецэффектами и рисовал задние планы.

Внешней отрешенностью, образом «плохого парня» Плискин обязан персонажам классических вестернов середины прошлого столетия. Эта догадка подтверждается и тем, что на роль начальника полиции Хоука режиссер взял Ли Ван Клифа из «Долларовой трилогии» Серджио Леоне.

Персонажи Клинта Иствуда, Хамфри Богарта и Роберта Редфорда демонстрировали гипертрофированную маскулинность. Именно таким оказался в «Побеге из Нью-Йорка» герой Рассела. Но мужчина творит добро не потому, что хочет. Плискин помогает другим из-за того, что только так он в состоянии спасти самого себя.

Зритель мало что знает о главном герое. Его прошлое упоминается вскользь. Известно только, что мужчина недавно отсидел за ограбление хранилища федерального резерва, и многие считают его погибшим. Остальные персонажи показаны условно. Минимализм сюжетной линии и героев сполна компенсируется харизмой Рассела и остальных.
Но даже брутальный Плискин и изворотливый Гарольд «Мозг» Хеллман (Гарри Дин Стэнтон), его сексапильная помощница Мэгги (Эдриенн Барбо) и обаятельный таксист Кэбби (Эрнест Боргнайн) не отбирают внимание у истинного центрального героя постановки — Нью-Йорка. Атмосфера трусливой враждебности, тотальной разобщенности и непреодолимого равнодушия занимает автора намного больше, чем внутренний мир персонажей.

Внешняя агрессивная среда, в которую помещен персонаж Рассела, способствует озлоблению героев. Плискина окружают лживые политики и коррумпированные представители силовых структур, ненадежные попутчики, не избегающие никаких средств в достижении своих целей заключенные. В этом мире никому нельзя доверять — каждый может предать каждого. Система дала сбой, но собрать на ее останках новую так и не получилось.

Автократия, явные намеки на которую можно обнаружить в постановке, не способна сгенерировать ничего, кроме насилия. В свою очередь, насилие порождает новое насилие. Замкнутый круг не разорвать, не уничтожив основы такой формы правления.

В противовес однозначно интерпретируемой атмосфере истории внешне Нью-Йорк показан двойственным. Остатки его былой роскоши соседствуют с полуразрушенными зданиями, красота — с уродством, а начищенные до блеска автомобили превращены в ощетинившихся серых дикобразов. И даже негласный правитель города Герцог (R&B-певец Айзек Хейз) больше походит на обычного маргинала, чем на наделенного властью статного предводителя.

Это полное опасностей место наталкивает на размышления. Но Плискин не готов к рефлексии. Напротив, все свои проблемы он решает тяжелым ударом кулака и автоматной очередью. Картина о спасающихся из заточения пленниках — дань моде на малобюджетные коммерческие картины Золотого века Голливуда. Это олдскульный боевик, который, однако, хочет казаться чуть проще, чем он есть на самом деле.
Ведь «Побег из Нью-Йорка» — это еще и аллегорическая история о «бегстве» Карпентера из Голливуда, из объятий механизированной системы, в которой все происходит будто бы по заранее написанному сценарию, судорожные поиски пути к свободе.

Бунтарю и настоящему художнику, коими, без сомнения, является автор «Хэллоуина» и «Нечто», сложно жить в таких обстоятельствах. И потому он вынужден, подобно Плискину, бежать туда, где его творческие порывы не будут скованы наручниками, а вокруг нет ни колючей ржавой проволоки, ни ярких пятен на земле от прожекторов светоискателей поисковых вертолетов.

Редактор: Лена Черезова

Автор журнала «Кинотексты»
Понравился материал?
ПОДЕЛИТЬСЯ ТЕКСТОМ
Поддержать «Кинотексты»
Любое Ваше пожертвование поможет развитию нашего независимого журнала.
Made on
Tilda