АНАСТАСИЯ АГЕЕВА | 3 МАЯ 2022

ОБЗОР ТВОРЧЕСТВА ЭДГАРА РАЙТА

Непреодолимая тяга работать в разных жанрах, отказ от канонов и уникальный юмор

ОБЗОР ТВОРЧЕСТВА ЭДГАРА РАЙТА

АНАСТАСИЯ АГЕЕВА | 03.05.2022
Непреодолимая тяга работать в разных жанрах, отказ от канонов и уникальный юмор
ОБЗОР ТВОРЧЕСТВА ЭДГАРА РАЙТА
АНАСТАСИЯ АГЕЕВА | 03.05.2022
Непреодолимая тяга работать в разных жанрах, отказ от канонов и уникальный юмор
ПОДЕЛИТЬСЯ ТЕКСТОМ
В британском кинематографе есть два Райта, не связанных ни родственными, ни художественными узами. Пока Джо предпочитает экранизировать классическую литературу и биографии, беря на главные роли своих муз, Эдгар рушит каноны и делает все, что его душа пожелает, от пародий на полицейские боевики до ретро-хорроров, вдохновленных 60-ми. К 48 годам англичанин не просто сформировал собственный стиль — режиссер совершенствует его от фильма к фильму, не теряя индивидуальности. И уже это должно заставить восхищаться им. А мы продолжим рассказ.
На съемках фильма «Скотт Пилигрим против всех» / 2010

ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ

Прославили Эдгара Райта, прежде всего, четыре фильма, и история создания трех из них восходит еще к юности режиссера. В 80-х и 90-х он снимал короткометражные пародийные работы, а полнометражным дебютом Райта стала «Пригоршня пальцев» — комедийная версия «За пригоршню долларов» Серджо Леоне.

Молодое дарование заметили комики с ВВС Мэтт Лукас и Дэвид Уоллиамс и взяли его на телеканал. Позднее это кадровое решение свело Райта с одним из главных актеров в его карьере — в 1996-м на съемках сериала Asylum для Paramount Comedy Channel постановщик познакомился с Саймоном Пеггом. Он и Джессика Хайнс через пару лет начали писать сценарий «Долбанутых» для Channel 4 — и вопроса, кто будет режиссером, даже не стояло. Так, Райт плавно вошел в лоно ситуационной комедии, отдельные черты которой он использовал во всех своих последующих работах.

Первая часть трилогии «Кровь и мороженое» вышла в 2004 году и носит имя «Зомби по имени Шон» — смешение романтической комедии и зомби-хоррора, дань двум мастодонтам жанра — Джорджу Ромеро и Сэму Рэйми. Фильм отметил Квентин Тарантино, включивший его в двадцатку лучших лент с 1992 года, и в 2007-м постановщики даже поработали вместе над «Грайндхаусом». Успех — как кассовый, так и художественный, сопровождаемый номинациями и наградами, — позволил Райту и Пеггу продолжить эту игру в пародии.

Уже в 2007-м родились «Типа крутые легавые», ставшие комедийной версией детективных фильмов и полицейских бадди-муви. Просмотрев 138 картин о «легавых» и взяв порядка 50 интервью у чрезвычайно мнительных стражей порядка, Эдгар и Саймон написали сценарий со множеством отсылок к известным представителям жанра и реальным историям из полицейских рабочих будней.

Фильм «Армагеддец» вышел на экраны только в 2013 году — Пегг и Райт говорили, что сценарий для «Типа крутых легавых» дался им тяжело, и решили не торопиться с работой над третьим фильмом. На этот раз создатели прицельно ударили по фантастическим триллерам, где встречаются и биологические угрозы, и инопланетное вторжение, и странные телесные практики. И все это под пинту хорошего эля.

А в 2010-м, в перерыве между созданием частей известной трилогии, Эдгар Райт снял свой самый знаковый фильм в карьере. «Скотт Пилигрим против всех» по мотивам серии комиксов Брайана Ли О’Мэлли — это история о парне, который, добившись расположения девушки, должен сразиться с ее бывшими парнями за право начать отношения. Картина стала культурным феноменом — благодаря ей гики вышли из тени, движение стало мейнстримным. Тогда эту волну успешно подхватили и другие кинокомиксы, что привело к той точке, где мы находимся сейчас: смотрим «Лунного рыцаря», ждем сериал про «Оби-Вана» и всерьез обсуждаем эволюцию Бэтмена от Льюиса Уилсона до Роберта Паттинсона.
К слову, из-под режиссерского крыла Эдгара Райта должен был выйти «Человек-муравей», над которым он работал с 2006 по 2014 годы, но внезапно покинул кресло постановщика из-за разногласий со студией. В этот же период британец мог снять «Миссию невыполнима 4: Протокол Фантом», однако и это сотрудничество не удалось.

Дальше Эдгар выпускал свои фильмы раз в четыре года — в 2017-м на экраны вышел «Малыш на драйве» о водителе из криминальной банды, который находит отдушину в музыке, а в 2021-м — «Прошлой ночью в Сохо» — психологический триллер о перемещении во времени. И если первая картина получила очень хорошую прессу, поскольку стала квинтэссенцией режиссерского стиля британца, то сценарий второй подвергся серьезной критике.

Сейчас Райт работает над экранизацией романа Стивена Кинга «Бегущий человек», а также готовит продолжение «Скотта Пилигрима».
«Типа крутые легавые» / 2007

ОСНОВНЫЕ ПРИЕМЫ

Самые известные творения Райта входят в его «трилогию трех вкусов Корнетто» — ее назвали по марке мороженого, которое появляется во всех фильмах. Представляют они собой вольные интерпретации жанров за авторством самого Эдгара, но неизменным остается одно — это комедии с остроумным и несколько абсурдным словесным юмором, который не кажется избитым и клишированным. Постановщик находит смешное и экстравагантное даже в самых банальных бытовых ситуациях, обрамляя свои находки уместными джамп-катами. За последние Райта в основном и любят — режиссер обладает выраженным чувством ритма, что делает его фильмы чем-то средним между музыкальным клипом и выступлением на Saturday Night Live.

Редакторские способности Райта, в целом, и составляют костяк его стиля. Он чаще всего прибегает к ассоциативному монтажу, что заставляет мозг зрителя не столько напрягаться в поиске дополнительного смысла, сколько интерпретировать несколько вводных в необходимом режиссеру ключе. Главный и излюбленный прием — параллельный монтаж — становится во главу угла, например, в «Типа крутых легавых». Автор этой статьи никогда не забудет эпизод, где герои Саймона Пегга и Ника Фроста — дуэта, который соединяет три фильма в некоторую мультивселенную — возвращаются после рабочего дня и барного увеселения, предварительно закинув нетрезвого собутыльника в его особняк. Что было дальше, история должна рассказать самостоятельно — мы лишь советуем обратить на эту сцену пристальное внимание.

Другой финт, которому Райт нашел более изысканное применение — «скоростной режим» кадра. Это обязательный пункт для супергеройских фильмов. Ну нельзя въезжать в кадр на коленях и рубить врагов направо и налево в обычном темпе — и мы ждем именно такой подход от комиксных экранизаций. А вот Райт с помощью ускорения и замедления обманывает наш мозг, одновременно добавляя сценам и фантастичности, и обыденности. Все в том же пародийном фильме про полицейских режиссер перемещает Николаса Энджела из лондонского отделения в деревню Сэндфорд убыстренной последовательностью связанных друг с другом кадров. Сцена длится всего 35 секунд, но за это время дает полноценное понимание того расстояния, которое преодолел герой, и степени его усталости.

Разговорное кино, каким бы обыкновенным и приевшимся оно не казалось, получается не у всех. Каждый месяц в кинотеатрах появляются картины, сценаристам которых стоило бы чуть дольше наблюдать за неспешными беседами людей в кафе и на прогулках, чтобы сделать их реплики менее искусственными. В случае с Эдгаром Райтом это не проблема — он и диалог сделает самобытным, и вообще без него обойтись сможет. Ведь у него есть прекрасные помощники — камера и звук. Например, в начале «Зомби по имени Шон» герой Саймона Пегга листает телевизионные каналы, не останавливаясь подолгу ни на одном из них. Из последовательности слов, которые успели сказать ведущие или закадровый голос, выстраивается отличная экспозиция для зрителя. Зачем искать персонажа, который бы произнес все это вслух и утомлять зрителя, если можно ввести его в курс дела более динамичным способом?

Что касается сопоставления того, что мы слышим и видим в кадре, то в этом Эдгару Райту равных нет. Лаконичными приемами, без полифонии и надлома общей атмосферы он делает сцены полновесными и целостными, усиливая эффект погружения. Ну и куда без юмора — такое режиссер тоже умеет делать, например, используя песню Don’t Stop Me Now легендарной группы Queen в качестве звукового сопровождения к бою с зомби.
На съемках фильма «Прошлой ночью в Сохо» / 2021
Такой дар, конечно, не остался сокрытым от деятелей музыкальной индустрии, поэтому Райт снял для них несколько видеоработ — клипы на песни для своей бывшей девушки Шарлотты Хатерли и рекламные ролики для групп The Eighties Matchbox B-Line Disaster, Mint Royale и The Bluetones. А в 2021 году на «Сандэнсе» режиссер показал свою документальную картину о творчестве братьев Рона и Расселла Мэйлов из Sparks, таким образом еще раз подчеркнув, что музыка занимает в его жизни не последнее место.

То, что делает Эдгара Райта выдающимся режиссером — это его непреодолимая тяга работать в разных жанрах. Когда зритель приходит в кинотеатр на любую ленту, он словно заключает соглашение с ее создателем. На афише написано драма — и он готовится к кому в горле, триллер — к дрожи в коленях, хоррор — к резким всполохам неизвестного перед глазами. Однако, что ожидать от творения Эдгара Райта, не всегда известно, ведь даже его фильм-катастрофа станет отдушиной для всех, кто ценит хороший юмор.

Редактор: Лена Черезова
Автор журнала «Кинотексты»
Понравился материал?
ПОДЕЛИТЬСЯ ТЕКСТОМ
Поддержать «Кинотексты»
Любое Ваше пожертвование поможет развитию нашего независимого журнала.
Made on
Tilda