геннадий гусев | 29 ИЮЛЯ 2019

ФОТОУВЕЛИЧЕНИЕ: СИМУЛЯЦИЯ ЖИЗНИ

Рецензия на фундаментальное исследование человеческой натуры и визуальной культуры 60-х

ФОТОУВЕЛИЧЕНИЕ: СИМУЛЯЦИЯ ЖИЗНИ

ГЕННАДИЙ ГУСЕВ | 29.07.2019
Рецензия на фундаментальное исследование человеческой натуры и визуальной культуры 60-х
ФОТОУВЕЛИЧЕНИЕ: СИМУЛЯЦИЯ ЖИЗНИ
ГЕННАДИЙ ГУСЕВ | 29.07.2019
Рецензия на фундаментальное исследование человеческой натуры и визуальной культуры 60-х
ПОДЕЛИТЬСЯ ТЕКСТОМ
Режиссер: Микеланджело Антониони
Страна: Великобритания, Италия, США
Год: 1966


«Фотоувеличение» – первая международная работа Микеланджело Антониони. История рассказывает о мужчине, который становится невольным свидетелем преступления. Постановка отдалённо напоминает «Окно во двор» Альфреда Хичкока. Это и неудивительно, ведь фильм итальянского режиссёра снят по рассказу Хулио Кортасара «Слюни дьявола», который в свою очередь был вдохновлён триллером мастера саспенса. Но если книга писателя была фундаментальным исследованием сложной человеческой натуры, то произведение Антониони – абстрактное кино, лишённое чёткой сюжетной линии и выполненное в привычном для постановщика завораживающем визуальном стиле: запоминающаяся, всегда идеально подобранная цветовая палитра вкупе с изящными метафорами, вниманию к деталям и холодной отстранённостью придавали произведениям автора глубины.

Но даже среди, казалось бы, разнородных сцен в сложносочинённой постановке итальянского режиссера можно отыскать связующие звенья и объединяющие мотивы: свингующий Лондон 60-х со своими непременными атрибутами – атмосферой раскрепощённости и свободолюбивым рок-н-роллом, модными молодёжными магазинчиками на Карнеби-стрит и шумной Портобелло-Роуд, мини-юбками и смелыми причёсками, свободными любовью и творчеством, – схематично набросанная детективная линия, а также запоминающийся образ главного героя – взбалмошного модного фотографа Томаса. Этот образ на экране воплотил британский актёр Дэвид Хеммингс.

Персонаж англичанина был вдохновлён фигурой получившего известность в 60-е английского фотографа Дэвида Бэйли. Также при в процессе прописывания персонажа-протогониста постановщик держал в уме Берта Штёрна – ещё одного популярного фотографа тех лет.
– Нельзя лезть в чужую жизнь.
Из фильма «Фотоувеличение»
Дэвид Хеммингс в фильме «Фотоувеличение»
Томас – сложный герой и он немногословен. Где молчит он, слово берёт сам автор – Антониони наполняет фильм вопросами о мироустройстве, самопознании, восприятии окружающей действительности и даёт лишь небольшие намёки на то, где прячется правда.

Итальянский классик спрашивает нас, а заодно и самого себя: что есть реальность, и почему мы видим её именно такой, какой видим; как далеко мы готовы зайти в поисках истины; что дарит нам ощущение покоя и счастья; чем простое наблюдение за незнакомцем отличается от полного внедрения в чужую жизнь?

«Трилогия отчуждения» осталась позади, но темы и идеи, всплывшие в «Фотоувеличении», отлично коррелировали с темами прежних работ автора. Томас – баловень судьбы, обречённый на вечные поиски, уставший странник на дороге жизни. Такими же были Сандро и Анна, Джованни и Лидия, Виттория и Пьеро в «Приключении», «Ночи» и «Затмении» соответственно.

Антониони отлично работает с формой. По меткому замечанию Осипа Мандельштама, «форма – это выжимка из содержания». Данное утверждение можно по праву применить к лентам режиссёра. Его работа с цветом и светом, операторские приёмы, образы, которые демонстрирует на экране постановщик, служат общей идее – они не уводят зрителя от смысла фильма, но, напротив, подталкивают того к поиску истины. Таким образом, у Микеланджело Антониони априори конфликтное противопоставление содержательной основы кино с его визуальным воплощением мирно сосуществуют в рамках миров, которые он создаёт.
Двенадцатая картина итальянского режиссёра не только погружает зрителя в мир ускользающих тайн, но и заставляет буквально съёживаться – открытые пространства, которые демонстрируются во многих сценах, давят, оказывая поистине психоделическое воздействие. Используя излюбленную киноформу антидетектива, постановщик ведёт неспешный рассказ о людях, проживающих в Лондоне и о самом Лондоне – центре новомодных для того времени общественно-культурных течений.

Большое внимание автор уделяет цвету и свету – не зря итальянца всегда называли настоящим кинохудожником. Антониони говорил: «Я не думаю, что фильмы нужно снимать ради зрителей, денег или популярности. Фильмы, по-моему, нужно снимать ради красоты, и это, как мне кажется, лучший способ быть искренним в своей работе». «Фотоувеличение», без сомнения, снято красиво. Вместе с тем фильм содержит в себе сложные визуальные метафоры и непростые приёмы – это его внутренняя красота, его хребет, на который крепится всё остальное. Завуалированно противопоставляя материальное духовному, сомнению подвергается сама реальность происходящего.

Вот Томас, поддавшись внезапному душевному порыву, покупает огромный пропеллер. Зачем? Просто для того, чтобы в доме была новая вещь. Вот главный герой попадает на концерт группы The Yardbirds. Те играют песню «Stroll On», в финале которой Джефф Бек (семикратный обладатель премии «Грэмми» вместе со своим коллективом принял участие в съёмках ленты) разбивает свою гитару. Томас первым из зрителей забирает то, что от неё осталось. Толпа готова растерзать фотографа, чтобы только отнять у него драгоценный «трофей». Он вынужден спасаться бегством. Однако на улице, вне стен душного помещения, люди словно бы трезвеют и резко отстают от преследуемого. Теперь гитара никому не нужна.
Таким образом Антониони размышляет об абсурдности материального, о незначительности и даже ущербности гедонизма как такового. Но там, где малоопытный или менее талантливый рассказчик открыто бы показал своё отношение к персонажам, создатель «Красной пустыни» демонстрирует выдержку. Он не допускает порицания, оставаясь на расстоянии вытянутой руки от своих героев, или, если угодно, на величине длины выдержки.

Показателен, также, финал произведения. Томас случайно встречает группу мимов, которые играют в придуманные ими игры воображаемыми предметами. Наблюдая за ними, герой не может сдержать себя и присоединяется к группе. Томас перешагивает через границу, разделяющую мир сугубо материальный и мир, где властвует фантазия и существует настоящая, невыдуманная свобода творчества. Он освобождается от сковывающих его предрассудков и ложных ценностей и, кажется, готов отправиться в новое путешествие. Туда, где фотосъёмки полуобнажённых сексапильных моделей и бесконечные ночные кутежи – аномалия, а чистое искусство – норма.

Редактор: Лена Черезова
Автор журнала «Кинотексты»
Понравился материал?
ПОДЕЛИТЬСЯ ТЕКСТОМ
Поддержать «Кинотексты»
Любое Ваше пожертвование поможет развитию нашего независимого журнала.
Made on
Tilda